В Беларуси явным способом подтолкнули католическое сообщество к протестам

Фото: Дмитрий Ловецкий / AP

Фото: Дмитрий Ловецкий / AP / РБК

Католическое сообщество после запрета на въезд в Беларусь главе белорусской Католической церкви еще более негативно отнесется к правящей системе.

31 августа сотрудники белорусской пограничной службы отказали во въезде в страну Митрополиту Минско-Могилёвскому архиепископу Тадеушу Кондрусевичу, председателю Конференции Католических Епископов в Беларуси.

Генеральный викарий Минско-Могилёвской архиепархии епископ Юрий Кособуцкий уточнил, что в понедельник 31 августа архиепископ Тадеуш Кондрусевич возвращался из заграничной служебной поездки. На пограничном переходе Кузница Белостоцкая – Брузги сотрудники пограничной службы Беларуси отказали руководителю белорусского католического епископата во въезде в страну без пояснения причины.

Отметим, что архиепископ Тадеуш Кондрусевич является гражданином Республики Беларусь. А белорусское законодательство не предусматривает оснований не впускать в страну своих граждан.

Что стоит за таким решением официального Минска? Об этом Thinktanks.by побеседовал с академическим директором BISS, в прошлом католическим священником Петром Рудковским.

- Как такое вообще стало возможным – гражданина Беларуси, главу Католической церкви не впустили в родную страну?

- Как и многое другое, это решение лежит за пределами права: скорее всего, по директиве Администрации президента или прямо по поручению Александра  Лукашенко. Пограничный комитет, я убежден, не принимал такое решение самостоятельно.

Запрет на въезд главе Католической церкви в Беларусь не принесет никаких выгод правящему авторитарному режиму. Зато католическое сообщество, которое насчитывает в стране более миллиона человек, еще более негативно отнесется к правящей системе.

Во-вторых, Католическая церковь – это международное сообщество, которое объединяет миллиард верующих по всему миру. На международной арене данный прецедент очень плохо повлияет на имидж белорусских властей.

Кроме всего прочего, это углубит напряжение внутри правящих элит.

- Зачем официальный Минск пошел на такой беспрецедентный и шумный шаг?

- Границы креативности белорусской системы, видимо, исчерпаны, и остается прямолинейное реагирование на все то, что представляется как потенциальная угроза – очень сдержанные, очень умеренные высказывания митрополита Кондрусевича восприняты как серьезный вызов белорусской авторитарной системе. В ситуации, когда эта система шатается, выбор небольшой: либо попытаться каким-то образом договориться, переубедить, что не стоит восставать против режима, либо начать брутально противодействовать. Это реакция, а последствия для правящего режима будут плохими.

- Как вы считаете, Белорусская православная церковь выступит в защиту митрополита Тадеуша Кондрусевича?

- В открытую защиту на официальном уровне – нет. Но на неофициальном уровне, в неформальном или полуформальном формате, думаю, в определенных православных кругах также вызовет негативную реакцию. Я имею в виду белорусское православие.

- Говорят, Тадеуш Кондрусевич претендовал на роль потенциального посредника в мирных переговорах по выходу из политического кризиса.

- Кондрусевич действительно являлся потенциальным медиатором. Во внутригосударственных кругах такой вариант рассматривается и даже некоторые публично высказывались, что церкви могли бы выступить в качестве такого медиатора, не одна Католическая церковь, а вместе с Православной церковью. Возможно, у части окружения Лукашенко сработал рефлекс, что такого типа медиатор был бы слишком опасным. Подобные рассуждения могли бы стать хоть каким-то объяснением рациональности действий властей.

- Наблюдатели уже назвали решение белорусских властей выстрелом в ногу (которым уже по счету!): к прежним социально-политическим группам, которые протестуют против фальсификации выборов, активно присоединяться и католики. Власти своими руками расширяют социальную базу протестов?

- Если верить в конспирологию, то создается впечатление, что кто-то сознательно толкает власть к тому, чтобы расширять протестную базу.

Вначале протестовали националистически настроенные группы, затем протест распространился на экономическую группу, на технократов, поссорились с представителями науки и культуры, и врачами, и учительской средой, а теперь в Беларуси очень явным способом подтолкнули и католическое сообщество к протестам.

- Правящие элиты настолько не желают идти на диалог с обществом?

- Ощущается, что наложено некое табу на диалог. И с моих попыток установить некие контакты, чтобы подтолкнуть, пойти по пути реального диалога (с участием умеренных сил – и со стороны властей, и со стороны гражданского сообщества), но очевидно, что на диалог наложено табу: мол, он может еще больше углубить проблемную ситуацию для режима.

- Кажется, глубже уже некуда. В свое время вы тоже были католическим священником. Помните ли случаи, чтобы священникам – гражданам Беларуси отказывали въезжать в страну?

- Таких случаев не было. Правда, часто случалось, что в Беларусь не пускали иностранных граждан, да и то рядовых священников – такие инциденты происходили регулярно, особенно в отношении польских священников. Случались разного рода пропагандистские выступления в правительственной газете «Рэспубліка» (пасквили о католичестве).

Время от времени подобные эксцессы имели место. Но чтобы до такой степени, с таким нарушением законодательства и человеческой, политической логики – это беспрецедентно.

Источник: Thinktanks.by

верасень 01, 2020
18
3
min read