Реформа Конституции, амнистия и перспективы альтернативных инициатив

ф

Стенограмма и видео заседания экспертно-аналитического клуба

28 января 2021 года еженедельный аналитический мониторинг Belarus in Focus в партнерстве с Пресс-клубом, сайтом экспертного сообщества Беларуси “Наше мнение” и Белорусским институтом стратегических исследований (BISS) провели международное онлайн-заседание Экспертно-аналитического клуба, чтобы обсудить перспективы и значение Всебелорусского народного собрания.

Основными спикерами выступили эксперты и аналитики:

Юрий Дракохруст – политический обозреватель, «Радио Свобода»;

Татьяна Чулицкая– политолог, академический директор SYMPA, исследовательница университета Витовта Великого (Литва);

Петр Рудковский– директор Белорусского института стратегических исследований (BISS);

Рыгор Астапеня– ассоциированный эксперт Chatham House, директор по исследованиям Центра новых идей.

Также в заседании экспертно-аналитического клуба приняли участие представители международных организаций и дипломатического корпуса, аналитики и журналисты: Анаис Марин, Евгений Гонтмахер и другие.

Модерировали дискуссию Вадим Можейко (BISS) и Антон Рулёв (Belarus in Focus/Пресс-клуб).

Яркие тезисы из дискуссии

  •   “Всебелорусское народное собрание – волюнтаристское выражение того, как Лукашенко представляет себе демократию” (Татьяна Чулицкая);
  •   “Всебелорусское народное собрание будет анонсом новой формы легитимации” (Петр Рудковский);
  •   “Нынешний парламент – пятое колесо в телеге власти, Всебелорусское народное собрание будет шестое” (Юрий Дракохруст);
  •   “Часть активистов еще живет в мире избирательной кампании, когда все очень быстро и все возможно” (Рыгор Астапеня).

От рутинности до изменения Конституции

В целом эксперты  не ждут от Всебелорусского народного собрания (ВНС) многого: “Собрание будет рутинным” (Дракохруст), “Будет полностью бессодержательное собрание” (Рудковский), “Ожидать революционных решений от ВНС не стоит” (Чулицкая). Исследовательница называет ВНС “волюнтаристским выражением того, как Лукашенко представляет себе демократию”.

Впрочем, Рыгор Астапеня считает, что ВНС обрисует контуры того, что будет дальше: даже чиновники хотели бы от Лукашенко хоть что-то услышать про будущее. А Юрий Дракохруст отмечает, что Лукашенко и сам не знает, удалось ли ему потушить взрыв 2020 года, или это пожар на торфянике, который будет гореть годами. Поэтому он постарается на ВНС предусмотреть сценарии для обоих вариантов.

Значение ВНС

По мнению Петра Рудковского, проведение ВНС отдает дань традиции – мол, в Беларуси все как в прошлых пятилетках. Также ВНС в этом году призвано подремонтировать легитимацию режима. Это актуальнее, чем когда-либо – ведь прошлые схемы легитимации разбиты фальсификациями на выборах, а социальный контракт разрушает экономическая стагнация и поведение государства во время эпидемии. Поэтому Петр ожидает на ВНС “еще большей демонстрации единомыслия, согласия и оптимизма, чем в прошлые годы”. Впрочем, он напоминает, что на 16 съезде компартии Румынии в 1989 году выступление Чаушеску 62 раза прерывали аплодисментами, но доведенный до абсурда спектакль поддержки диктатора не принес пользы.

Татьяна Чулицкая отмечает, что в период после выборов основные посылы шли от оппозиции, а власти были вынуждены на них отвечать, порой зеркально (автопробеги, женский форум). ВНС же – первый шаг навязать свою повестку, попытка пропаганды “убедить хотя бы своих сторонников, что Лукашенко по-прежнему готов быть лидером нации и представлять интересы тех, кто его поддерживает”. Иначе это будет провал.

Конституция

Как считает Юрий Дракохруст, планы решить конституционный вопрос на ВНС были, но их скорректировали – или отменили, или перенесли. Об этом свидетельствует и уменьшение активности площадок по обсуждению таких изменений. Он обращает внимание, что еще в сентябре 2020 года Беларусь подала в ОБСЕ документ про проведение конституционной реформы только до 2022 года.

По мнению Татьяны Чулицкой, на ВНС могут есть не представить проект Конституции, то обозначить график и план ее реформирования. Рыгор Астапеня также ждет пусть смутный, но образ проекта Конституции, с обозначением переходных периодов.

Повышение статуса ВНС

Петр Рудковский считает, что “ВНС будет анонсом новой формы легитимации”, зондированием почвы на будущее. Так как выборы в Беларуси проводить не получается даже при нынешнем огромном контроле, в 2020 году система коллапсировал. Поэтому ВНС в перспективе могут дать высокий статус вроде “Всеобщего народного конгресса” Каддафи.

Юрий Дракохруст ожидает, что шаги в этом направлении могут быть предприняты на сессии парламента в ноябре. Впрочем, по его мнению, ВНС все равно будет плохо вписываться в государственную систему Лукашенко: “Нынешний парламент – пятое колесо в телеге власти, ВНС будет шестое”.

Впрочем, как отмечает Рыгор Астапеня, по данным свежего опроса Chatham House, менее 20% беларусских горожан считают, что ВНС представляет беларусов и его решениям можно доверять. И даже среди сторонников Лукашенко (20% общества) ВНС не имеет особой поддержки, только около половины. Тем ни менее, Рыгор считает, что ВНС будут передавать полномочия: пусть по мелочи, но постепенно.

Амнистия политзаключенных

Юрий Дракохруст считает, что такой вариант как минимум прорабатывается, и о нем неспроста говорят устами Воскресенского. Хотя возможность амнистии и дезавуируют слова Лукашенко “украл – верни” (что будет возвращать тот же Игорь Лосик?).

Татьяна Чулицкая согласна, что последние высказывания Лукашенко уменьшают вероятность амнистии – “и что тогда там будут делать Воскресенский и другие имитаторы диалога?”.

Реакции противников Лукашенко на проведения ВНС

Протесты и санкции

Юрий Дракохруст считает, что “те меры, которые готовила оппозиция, были заточен на другой сценарий ВНС – если оно поменяет Конституцию и станет учредительным собранием по сути”. И тогда призывы к санкциям против членов ВНС звучали логично. А если на ВНС в итоге только утвердят планы на пятилетку – “какое тут злодейство?”.

С ним согласен Петр Рудковский: “каждый имеет право собрать свою тусовку на мероприятие”, а прессинг на участников ВНС был запущен в момент более серьезных ожиданий от собрания.

Татьяна Чулицкая напоминает, что ВНС будет и поводом для мобилизации на протесты, но как с этим получится – неясно. И власти явно будут к этому готовиться.

Альтернативные инициативы

Юрий Дракохруст считает “Сход” полезной инициативой: как для мобилизации сторонников, так и контрастом “показать, что у нас выбирают”. С этим согласен Петр Рудковский: “Сход” может продемонстрировать реальную дискуссию, к которой общество созрело. Татьяна Чулицкая обращает внимание и на важность проведения просветительских мероприятий по делегитимации ВНС: объяснять людям, что это имитация, а не демократический процесс.

Рыгор Астапеня, однако, считает что на волне ВНС продвигать свою повестку не вышло. По его мнению, и “Сход”, и “Демократический форум” с большего не взлетели - впрочем, как и сам ВНС не воспринимается как нечто серьезное.

В более долгосрочной перспективы могут быть востребованы и другие попытки строить организации и партии. Петр Рудковский называет это “методом тысячи зерен”: какие из разных идей получатся – те и получится, и это лучше, чем ничего.

Татьяна Чулицкая полагает, что на локальном уровне полезны любые объединения, даже малочисленные, а вот если на национальном уровне идеи проваливаются – это плохо. Впрочем, так или иначе “важно восстанавливать ощущения большинства у сторонников перемен”, и объединение может способствовать осознанию своей сильной политической субъектности. Впрочем, исследовательница опасается внутренних конфликтов между разными инициативами, главного бича оппозиции: “важно чтобы это все объединяло, а не противоречило друг другу”.

Рыгор Астапеня насторожен тем, что “часть активистов еще живет в мире избирательной кампании, когда все очень быстро и все возможно”, и были хоть какие-то формальные основания собираться вместе. Теперь же все медленно, законы не действуют, а собирать все становится сложнее. Тем ни менее, он считает внутреннее структурирование “одной из важнейших вещей, которые смогут сделать демократические силы” – объединить людей с лидерами. И хотя “понятно, кто может быть символическим лидером”, но с определением практического лидерства возникают сложности. Рыгор обращает внимание, что сейчас посылы лидеров стали очень общими и оторванными от жизни людей: обсуждаются санкции и репрессии, из повестки исчезают темы образования, экономки, коронавируса и прочее, что было во время кампании. А “люди до сих пор ждут образа будущего”.

Источник: "Наше Мнение"

люты 01, 2021
82
6
min read